Глава 10. Зелёный

Хранители Мультиверсума-1: Дело молодых

– Вот это, блин, что сейчас было? – спросил я растерянно, держа почти невесомого Сандера на руках, как ребёнка.

– А я смотрю, ты решительный парень! – усмехнулся дед Валидол. – Чуть что – раз и в морду.

– Не уходи от ответа, – начал злиться я. Адреналин ещё не перегорел, и нервы были на боевом взводе.

– Всё-всё, не буду! – Старый задрал руки с видом сдающегося в плен. – Дяденька, только не бейте! Всё расскажу! Только давай нашего глойти отнесём куда-нибудь.

– Кого?

– Глойти. Ну, ты его Сандером зовёшь. Он глойти, это как бы… Ну, не знаю. Нет подходящего слова… – посмотрев на меня, Старый поперхнулся и засуетился. На моём лице, надо полагать, было написано желание уебать ему с ноги, потому что руки заняты. Нет, правда – я был зол, растерян и немного напуган. Дурное сочетание, не располагающее к чувству юмора.

– Я всё расскажу, честное слово! А сейчас пошли, – и двинулся куда-то между кустов, да так уверенно, что я поневоле пошёл за ним, переместив Сандера на плечо, где тот и повис бесчувственной тушкой. Хорошо, что он такой мелкий и худой.

Оказалось, что мы находимся на окраине Гаражища, откуда до моего гаража было буквально три проезда – если знать, в каких заборах дырки. Старый определённо знал, уверенно выбирая кратчайший путь. Я нервничал: а ну как увидит кто, как я тащу на плече тело? Это ж я знаю, что он просто в обмороке, а выглядит-то всё так, будто мы ищем место, где труп прикопать. Народ у нас не особо склонный лезть в чужие деликатные дела, но всякое бывает. А ну как проявит кто-нибудь нехарактерную бдительность?

Однако же добрались без приключений, только плечо затекло. Лёгкий-то он лёгкий, а поди потаскай. Выгрузил на диванчик, проверил пульс – ну, я не доктор, но, судя по всему, жить будет. Опять же и Старый вёл себя, как будто так и надо, ничуть, судя по всему, не беспокоясь за своего… как там… Глойти? Дурацкое слово.

Обернувшись, я уже не удивился, обнаружив сидящего на пенёчке Йози. Он имел такой вид, как будто находится там уже давно, возможно, с начала времён. Если вы когда-нибудь видели кота, занявшего ваше кресло, пока вы ходили наливать чай – примерно так это и выглядит. Старый же расположился на табуреточке и, ничуть на смущаясь, запустил мой электрочайник. Мне ничего не оставалось, кроме как выложить на стол пакетики чая и печеньки, которые у меня хранятся, как в сейфе, в старой поломанной микроволновке – от мышей. Сидячих мест мне не оставили, но я уселся на передок УАЗика, прямо на поперечину рамы, благо, морда снята. Очень похоже было, что меня ждёт типичное для этих ребят долгое многозначительное молчание, питьё чая на сложных щщах, и замечания ни о чём, но с философическим подтекстом. Но мне было недосуг.

– Ну, что скажете, загадочные мои? Давайте, давайте, карты на стол, вскрываемся. Ну, или забирайте своего этого… забыл слово… и валите. Я ему благодарен за то, что он там сделал в макдаке, чем бы это ни было, но хороводы водить вокруг меня не надо. Я вам не ёлочка.

– Глойти. Он глойти, – как-то устало и тихо сказал Старый. – Единственный глойти нашего народа.

– Во, давайте с этого места поподробнее. Насчёт «вашего народа» и далее по тексту. Ну и чаю мне налейте, что ли.

Йози молча взял мою кружку – из нержавейки, с двойными стенками, – кинул туда пакетик и залил кипятком. Сахар класть не стал, знает, что я без сахара пью. Передал мне чай и сел обратно.

– Дело в том, что мы, некоторым образом, беженцы… – начал Старый. Рассказывать ему очень не хотелось, это было заметно. Похоже, как-то сильно их припёрло.

– Об этом я, в общем, догадался уже, – подбодрил его я, – Давай, газуй дальше.

– Ты извини, что мы ничего не рассказывали, но мы стараемся держаться в тени. Ты вообще первый, кому это стало известно.

– Пока что мне ничего не известно. Так что продолжай.

– Мы себя называем «грёмлёнг», люди грём. Мы и раньше были небольшим народом – как это у вас говорят? «Этническим меньшинством», да. А теперь нас и вовсе осталось мало.

– Мы тут довольно давно, – продолжил Старый, – и отчасти нелегально. Практически, только я, Йози и ещё несколько наших как-то краем вписались в здешний социум – получили документы, наладили видимость жизни. Но это вынужденно – через нас идут все контакты со здешним миром. Мы не социальны по сути своей.

– В общем, у нас не было особого выбора, – грустно продолжил Старый, – там, где мы жили до этого, места нам не осталось.

И замолчал, жопа такая. Типа открыл невесть какую тайну и теперь должен умолкнуть навеки. Ага, щас!

– Это всё очень трогательно, ребята, – в моём голосе был воплощённый скепсис, – но остались непонятными пара моментов. Первое – что вам от меня надо, и второе – что это такое интересное было в макдаке.

– Честно сказать, нам действительно от тебя кое-что нужно, – открыл мне глаза Старый. Типа я и так не догадался. – Но я всё ещё не знаю, как тебе это объяснить, чтобы ты не стал смотреть на меня, как на сумасшедшего.

– Ты предлагаешь мне руку и сердце? – засмеялся я. – Тогда ты действительно рехнулся. Во всех остальных случаях я готов тебя, как минимум, выслушать.

– В общем, нам нужно, чтобы ты кое-куда съездил и кое-кого привёз.

– Не, ребят, я понимаю, что вы политэмигранты или что-то в этом духе, но вы наверняка уже слышали про такси. Это такие специальные люди, которые куда-то едут и кого-то привозят. Им можно просто заплатить денег. Я-то тут при чём?

– Всё дело в том, куда ехать и кого привозить. Надо добраться туда, откуда мы сбежали, и забрать того, кто там остался. К сожалению, нам туда хода нет.

– А почему этот… оставшийся, не приедет сам?

– Он не знает, что мы его ищем.

– Так, – я уже не знал, смеяться или злиться, – давайте уточним. Вы хотите, чтобы я метнулся туда, откуда вы там удрали, – кстати, откуда? И нашел вашего потеряшку?

– Приблизительно так, – кивнул Старый с самым серьёзным видом.

– Я вам кто, бонд-джеймс-бонд, смешать, но не взбалтывать?

Кино про агента 007 Старый явно не смотрел. Удивился и не понял. Зато Йози, кажется, потихоньку потешался над ситуацией, жопа такая. Сидел на пенёчке, чаёк попивал, но я-то его уже неплохо изучил. Забавляло его происходящее. Странно это – на фоне того пафоса, который развёл тут Старый.

– Я не супермен и не спецагент, – пояснил я, – я просто посредственный автомеханик. Не имею навыков и способностей, чтобы кого-то там разыскивать чёрт знает где. У меня нет пистолета. У меня даже загранпаспорта нет.

– Ну, во-первых, не надо скромничать, автомеханик ты отличный, для не-грёмлёнга, – ответил Старый. – Йози высоко тебя оценивает.

Йози закивал головой, закинул в рот печенье и сделал невнятный жест кружкой, показывая, как высоко он меня оценивает.

– Во-вторых, пистолет и загранпаспорт для этого совершенно не нужны. Туда можно доехать на твоём УАЗе, и там совершенно не надо ни в кого стрелять.

– Вот теперь я уже совсем ничего не понимаю.

– Потерпи, тут лучше один раз увидеть, но для этого нужен глойти. Он, кстати, уже приходит в себя.

С кушетки начал подниматься всё ещё чертовски бледный Сандер. Вид у него был не располагающий к демонстрации чего-бы то ни было, кроме разве что симптомов нервного истощения. Каким бы образом Сандер ни устроил тот фокус в «Макдональдсе», обошёлся он ему недёшево. С трудом утвердившись в сидячем положении, Сандер спросил:

– Се ашо?

– Да, всё хорошо, ты молодец, отлично справился, – ответил ему Старый таким тоном, которым разговаривают с детьми. – Как себя чувствуешь?

– Утал.

– Конечно, устал, отдыхай.

– Не похоже, что он готов повторить свой фокус, – сказал я.

– Да, он слишком сильно выложился, ему надо отдохнуть. Давай пока прервём этот разговор, допустим, до послезавтрашнего утра?

– Ну, я, вроде как, никуда и не спешу. Мне есть чем заняться: УАЗик, вон, без мотора стоит…

– Да, насчёт мотора… – Старый замялся. – Йози говорил, что ты напрягаешься по этому поводу, но давай я тебе подгоню мотор? Не новый, но вполне живой. Честное слово, это тебя ни к чему не обязывает. Согласишься ты или откажешься нам помочь, мотор твой. Это не плата, не аванс – просто дружеский жест.

– Да чёрт с ним уж, давай. Спасибо и всё такое.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.