Глава 3. Криспи

Хранители Мультиверсума: книга первая

— Приветствую Юного! — помахала Криспи, спускаясь с лестницы. — Рада видеть равного!

Пеглен застыл, не в силах отвести глаз от точёной фигурки девушки, которая, слегка рисуясь, остановилась на ступеньке так, что солнце, причудливо преломляясь в витражах, эффектно подсветило её сзади. С утра Криспи переоделась в простое летнее платье до середины бедра, и было бы обидно не продемонстрировать ноги в выгодном ракурсе.

- Я Криспи, - представилась она, продолжив спуск. -  Как твоё имя? Не думала, что эти мзее под присмотром, они такие непочтительные… Надеюсь, у нас не возникнет конфликта полномочий?

- Э… Пеглен, - промямлил юноша. -  Пеглен зовут. Меня зовут…

- Очень рада знакомству! – Криспи спустилась в вестибюль первого этажа и подошла к юноше. Он впервые видел живую реальную девушку так близко. И он впервые видел такую красивую девушку не через маску трансморфера. Он вообще видел не очень много девушек (две или три – насчёт пола одной особи не было полной уверенности), и такое переживание выбивало из колеи не очень решительного молодого человека.

– Судя по фенотипу, вы йири, – продолжила Криспи напористо. – Это очень удачно! Представитель аборигенной расы в возрасте активной ответственности, владеющий языком Коммуны… Да вы просто подарок прогресса! Нам очень вас не хватало!

– Да, я… – Пеглена здорово ошарашила мысль, что его очень не хватало вот этой энергичной барышне, за этим открывались какие-то смутные бездны непонятных, но волнующих перспектив. – Я это… владею, языком, да…
Он непроизвольно облизнулся.

Криспи, разумеется, видела, что своим поведением смущает юношу, но не могла удержаться. Он так забавно краснел и заикался! Какая девушка не воспользовалась бы случаем подразнить такого лопуха? Она уже собиралась этак по-дружески, как коллега коллеге, положить ему руку на плечо и посмотреть, как он отреагирует, но тут Пеглен застыл и потрясённо уставился за её спину куда-то вверх. Рот его приоткрылся, глаза выпучились, взгляд затянуло характерной поволокой… Криспи не надо было оборачиваться. Эту реакцию она называла про себя «туоришок». И тем не менее, вздохнув, она повернулась – не пропускать же зрелище?

Ну разумеется, на лестничной площадке в восхитительном контражуре сияющего цветного стекла стояла Туори.

Правое колено чуть вперёд, левая рука на тонкой талии, совершенное в своей тонкости черт лицо поднято немного вверх, на высокой груди натянулась тонкая ткань…

«Как бы этого йири удар не хватил», – забеспокоилась Криспи. На неподготовленного человека Туори действовала, как удар под дых. Криспи знала, что вполне хороша собой и не комплексовала по поводу своей внешности, но Туори – это просто другой класс. Это шедевр – природное совершенство, помноженное на неотразимое умение себя подать. «Ну как ей удаётся всегда принять единственно безупречную позу? Как будто она смотрит на себя глазами зрителей. Свет, ракурс, композиция – все идеально…» Платье Туори было на первый взгляд даже скромнее, чем у Криспи, закрывая ноги до лодыжек, но на фоне сияющего солнцем витража оно просвечивало так, что девушка казалась обнажённой в лёгкой дымке чего–то белоснежно-лёгкого и слишком прекрасного для грубого слова «одежда».

– Кри-ис! – протянула она томно. –  Ты не говорила, что здесь есть ещё Юные! Я уж решила, что тут одни противные мзее! Кто этот милый юноша?

«Милый юноша» со свистом сглотнул, покраснел, побледнел, пошёл пятнами и, поперхнувшись, закашлялся. Кажется, он временно забыл, как и, главное, зачем дышать, глядя, как блондинка спускается с лестницы. Спускается к нему! Шаг за шагом, от бедра, с идеальной пластикой, демонстрируя глубокий разрез свободной юбки.

«Вот зараза! – с весёлым восхищением подумала Криспи. – Теперь деловые разговоры с этим йири придётся отложить. У него вся кровь от мозга отлила…»

– Доброва утрова, красотки! – грохнуло от входа мощным хриплым баритоном. Пётр беззастенчиво полюбовался на Туори, восхищённо помотал головой, а потом, спохватившись, пробормотал: – Ах, ну да, ёпть, как там оно было…

– Счастлив приветствовать Юных! Чини1 Андираос приглашает вас к завтраку в беседку! – продекламировал он громче, чем надо, тщательно выговаривая заученное, а потом добавил ехидно, обращаясь к Пеглену. – Эй, мелкий, отомри!

1 Чини - «исполняющий распоряжения». Близко по смыслу к «мзее», но относится к рабочим отношениям и не несет обидного подтекста.

Йири что-то сдавленно пискнул и опрометью бросился к выходу, чуть не сбив Петра с ног.

– Эх, девки-девки… Доиграетесь же… – тихо пробурчал себе под нос Пётр, осуждающе покачал головой и, сделав приглашающий жест наружу, вышел.

– Какой противный мзее! – скорчила брезгливую гримаску Туори. – Кри, я же была великолепна, правда?

– Как всегда, Туо, как всегда… – задумчиво сказала Криспи, глядя на закрывшуюся за Петром дверь. Что-то со всеми этими мзее было не так…

– Пойдёмте завтракать? – спокойно спросила незаметно подошедшая Мерит.

«Когда она успела спуститься? – подумала удивлённо Криспи. – Еще секунду назад была наверху лестницы, деликатно отстранившись, чтобы не мешать триумфальному явлению Туори, и вот – стоит за плечом…»

Криспи уже несколько раз замечала, что Мерит обладает удивительной способностью не привлекать к себе внимания. Нет, хотя и неправильно так говорить, но все же в избравших путь малези2 всегда есть какой-то изъян. Криспи стало её жалко – как можно жить в вечных сомнениях, правильно ли ты поступаешь? Вечно думать о последствиях своих поступков? Так и доживёшь до мзее, ничего не совершив!

2 Образованщина – сознательное ограничение кругозора и свободы мышления ради углубления в какую-то область знаний. Малези в срезе Альтерион не то чтобы осуждаются, но считаются людьми странноватыми и непригодными для руководящей работы.

С сочувствием посмотрев на девушку и слегка постыдившись своей непроизвольной антисоциальной реакции превосходства, – всё-таки все Юные равны, даже если одна из них малези,– Криспи решительно, как настоящий руководитель проекта, скомандовала:

– Вперёд! У нас много дел и мало времени!

В заросшей каким-то вьющимся местным растением беседке был накрыт большой круглый стол. Сервированный, может быть, несколько хаотично, но не без старания.

– Прошу вас, Юные! – Андрей встал при появлении девушек. – Для нас честь предложить вам пищу.

Он незаметно пнул под столом Петра и тот, спохватившись, тоже неловко встал, чуть не опрокинув выпуклым животом чайник. За ним ровно и чётко, как складной механизм, поднялся равнодушный Саргон, судорожно вскочил растрёпанный Пеглен и очень неохотно слегка приподнялся над лавкой Карлос. Негра и Кройчи за столом не было. 

– Благодарим вас! – сказала Криспи, подчёркнуто обращаясь к йири, как будто Андрея тут и не было.

Девушки чинно, сохраняя серьёзность, сели за стол, но Туори не удержалась и потянулась за тостами, низко наклонясь над скатертью. Взгляды мужчин скрестились на удачном ракурсе глубокого декольте. Криспи хотелось её одёрнуть, но не стала, зная, что подругу это только раззадорит.

– Чини и вы, уважаемый Юный, – пробежавшись быстрым взглядом по присутствующим, Криспи кивнула Пеглену, как равному, – мы принимаем ваше служение. Ваше движение к прогрессу будет отмечено.  После завтрака мы будем ожидать от вас необходимых действий.

Пётр открыл было рот, но только громко втянул воздух, поперхнулся и закашлялся. Это почти не было связано с тем, что Андрей точно и больно пнул его в щиколотку.

– Какие действия вы считаете необходимыми, Юная? – вежливо поинтересовался Андрей.

– Ну… Пожалуй, нам надо в первую очередь оглядеться! – важно сказала Криспи. Ей все больше нравилось быть руководителем проекта. – Какой здесь ближайший город, уважаемый йири?

– Кендлер, – смущённо ответил Пеглен. – Это Кендлер. Полчаса езды примерно, если…

– Прекрасно, – перебила его девушка. – Вот туда мы и отправимся! Я прошу вас, Юный, сопровождать нас.

– О, я всегда хотела увидеть эти виртуальные города йири! – восхищённо всплеснула руками Туори. – Вы же нам покажете, правда?

Она положила свою руку поверх руки юноши и так проникновенно заглянула ему в глаза, что тот моментально стал пунцовым, как помидор.

– Да… я администратор… я могу, в принципе… авторизовать… – забормотал он, уставившись в стол.

Криспи только головой покачала – опять она за свое. Зачем она дразнит этого йири? 

После завтрака девушки удалились переодеваться, а Андрей распорядился:

– Так. Три бабы, наш ушлёпок, ну и за руль кого-то надо… В «Ниву» они с такими ногами не влезут. Пётр, придётся тебе УАЗа гнать.

– Да, лытки они знатные отрастили… – покивал Пётр понимающе. – На загляденье! Слушай, шеф…

Он почесал затылок и спросил:

– Это что же, там, в Альтерионе вашем… Вот такое задорное пиздючьё всем рулит? А как у них мозг отрастает – всё, поджопник и пиздуй лесом?

– Считается, что так… – недовольно скривился Андрей. – А ты с какой целью интересуешься?

– Да вот, вишь, понять не могу, – Пётр задумчиво подёргал себя за бороду, – как оно там всё не накрылось до сих пор мохнатой шапкой?

– Не всё так просто. Во-первых, есть «Молодые духом», они хоть и редкое, но исключение. А во-вторых, как ты думаешь, кто у нас главный покупатель вещества?

– Некоторые хотят быть молодыми не только духом? – понятливо усмехнулся Пётр.

– Их Совет Молодых не всегда так молод, как выглядит… – подтвердил Андрей. – Но всё, пора, вон они, идут уже… И да…

Андрей неожиданно выбросил вперёд руку, ухватил Петра стальной хваткой за горло и рывком притянул к себе.

– Хоть слово на эту тему из твоей пасти выскочит – кадык вырву, понял?

Пётр захрипел и, как мог, изобразил жестами полнейшее понимание, согласие и заверения в совершеннейшей преданности. Удивительно, какой мимический талант просыпается иногда в людях…

Вчера Криспи машина скорее не понравилась. Шумная, жёсткая, неприятно пахнет – ей никогда не было близко увлечение бензиновыми автораритетами, настолько модное сейчас в Альтерионе, что для них кое-где даже сделали отдельные полосы. Это холо мзее – для тех, кому уже поздно заниматься настоящими большими делами и остаётся доживать, замещая эту пустоту всякими игрушками. Но здесь и сейчас этот неуклюжий железный ящик на больших колёсах выглядел очень уместным. Всё-таки лёгкие и изящные мобили Альтериона смотрелись бы тут глупо. Ей даже почти было пришла в голову мысль, что и некоторые другие вещи, привычные и обыденные для её мира, могут оказаться не очень удачны в других, но она не успела об этом подумать, потому что пришла Туори. А когда рядом Туори, то очень сложно думать о чем-то, кроме самой Туори. Блондинка оделась «по-походному», что в её исполнении означало короткие шорты, высокие летние ботинки и лёгкую свободную майку на таких бретельках, что Криспи немедленно пресекла её попытку сесть на переднее сидение. Иначе водитель просто не смог бы смотреть на дорогу или заработал бы косоглазие. Спереди сел Пеглен, и смотрел он, разумеется, не вперёд, а назад – на три пары коленок, неловко маскируя это попытками что-то рассказать об окружающем пейзаже. Однообразность проносящихся за окном кустов не очень этому способствовала.

Когда «Патриот», рыкнув мотором, вскарабкался с грунтовки на насыпь дороги, Криспи удивилась её заброшенности – пыль, песок, сухие листья и обломанные ветки покрывали полотно полностью, а единственные следы явно относились к предыдущим поездкам этой же машины.

– Вы не пользуетесь этой дорогой? – спросила она йири.

– Мы же ездим по ней в город… – не понял её Пеглен.

– Нет, я имею в виду не конкретно вас, Юный, а общество йири,– уточнила девушка. – Эта дорога явно заброшена. Вы пользуетесь другими дорогами? Куда ведёт эта?

– Мы не пользуемся никакими дорогами… – грустно ответил Пеглен. – И эта дорога давно уже никуда не ведёт…

– И как давно нарушилась транспортная связность? – спросила Мерит.

– Трудно сказать точно, – подал плечами йири. – Может, в прошлом поколении, а может, раньше. Наверное, община грёмлёнг была более информирована – ведь транспорт бы в их ведении, – но они куда-то исчезли.

– Куда-то? У вас исчез целый малый народ, а вы не знаете, что с ним стало?

Мерит говорила неожиданно жёстко, Криспи даже стало за неё слегка неловко – давит на Юного, как будто тот мзее какой-нибудь. Но она решила не одёргивать её при всех, чтобы не ронять авторитет, а поговорить как-нибудь потом, наедине.

– Ну… – промямлил Пеглен, – они всегда были сами по себе… Они же неподключенные, им нельзя почему-то.

– «Дурной грём», – вмешался в разговор Пётр. – Это у них называется «дурной грём». Забавные они ребята, у нас Кройчек из таких. Но он не местный.

«Здешние мзее совершенно не соблюдают этикет, - расстроенно подумала Криспи. – Вот так влезть в разговор Юных? Косвенно указать на некомпетентность одного из них? Какая ужасная бестактность…»

Начало городской черты было очень хорошо заметно – замусоренная дорога составляла резкий контраст с абсолютно чистыми улицами. Серые параллелепипеды стандартных домов йири, засыпанные серым окатышем пространства между ними и пустые, прямые как по линейке, проезды.

– Куда едем? – спросил Пётр у Пеглена.

– К дата-центру, их же авторизовать надо…

– Это куда всегда?

Отвлёкшийся от дороги Пётр выматерился и дёрнул рулём, избегая столкновения с выкатившейся из бокового проезда невысокой широкой тележкой на шести колёсах. Она деловито катила навстречу, занимая всю ширину дороги, и водителю пришлось заложить вираж по засыпанной круглой фракцией обочине, оставив за собой уродливую глубокую колею.

– Вот, глядь, внезапная какая… – прокомментировал Пётр появление тележки, вырулив обратно на дорожку. – Они же нас не видят, мы не в матрице…

Ближе к центру города на улицах появились редкие пешеходы. Пётр сбросил скорость и ехал очень осторожно и внимательно, потому что те шли, полностью игнорируя автомобиль. Глаза их закрывали плотные полумаски, которые им, похоже, ничуть не мешали. 

 – Нет, я бы так не смогла, – покачала головой Криспи, разглядывая гуляющих жителей города. – Все в одинаковых комбинезонах, это так скучно!

– Просто вы не видите того, что видят они, – откликнулся Пеглен. – Подождите немного, и ваше мнение изменится!

Машина остановилась возле такого же серого параллелепипеда, как остальные, но раза в два больше.

– Пойдёмте, – пригласил всех йири, подойдя к монолитной с виду стене.

– Я лучше тут посижу, чего я там не видел? – отказался Пётр. – Прослежу, чтобы никто об «Патра» себе нос с разбегу не разбил. А вы сходите, барышни…

Девушки высадились из внедорожника и Пеглен, немного рисуясь, сделал картинный жест в сторону стены. Одна из ее секций с тихим жужжанием выдвинулась и отъехала в сторону, открывая неярко освещённый проход.

– Наверху здесь ничего особенно интересного, – рассказывал йири, пока они шли по коридору. – Убежище социально изолированных, не знаю, почему его здесь разместили. Сам дата-центр ниже… Точнее, это не весь дата-центр, он бы не поместился в одном здании, а один из операторских пунктов контроля.

– А их много? – поинтересовалась Мерит.

– Пунктов? – переспросил Пеглен. – Не знаю, я и этот-то почти случайно нашёл. Практической необходимости в них давно нет, главные контрольные меню можно вызвать даже через обычный трансморфер…

Неяркая и спокойная Мерит не вызвала у юноши такого ступора, как Туори, с ней он разговаривал почти свободно.

– Однако отсюда, – продолжал он, спускаясь по лестнице, – можно вызвать некоторые параметры и настройки, которые через виртуальный интерфейс недоступны. Тут такие древние устройства ввода-вывода, вы не поверите – экраны и физические клавиатуры, с ума сойти!

– Контрольные терминалы, – понимающе кивнула Мерит.

– О, вы знаете? – удивился Пеглен. – У вас такие есть?

Мерит быстро оглянулась, а потом ответила, почему-то тише:

– Да, нечто в этом роде.

– Так вот, – йири все больше воодушевлялся, – с этих терминалов можно вызвать диспетчер системных процессов, проверить ресурсы, остановить и запустить системные службы, подключить или отключить вычислительные модули, а главное – запустить новые задачи…

– Новые задачи? – быстро спросила Мерит. – Какие, например?

– Э… Ну… – осёкся юноша. – Всякие там простые тесты, расчёты… Но это вам, наверное, неинтересно! Зато теперь я могу авторизовать в системе любого нового пользователя без предварительной истории!

– Тут… Хм… Мило… – сказала Туори, когда они спустились по лестнице. – Но пыльно.

Большое тускло освещённое помещение производило впечатление давней заброшенности. Вдоль одной стены расположились узкие серые пластиковые шкафчики, другая представляла собой длинный ряд пыльных стеклянных боксов, за дверями которых стояли стойки с панелями мигающих лампочек, а у третьей оказалось смонтировано нечто вроде стола, над которым в стену вделаны мониторы, а в поверхность вмонтированы клавиатуры. Всего пять рабочих мест. Четыре монитора тёмные и запылённые, и только один протёрт и включён. На нем бежала, бесконечно разматываясь, какая-то таблица. 

– Не обращайте внимания, – поспешил успокоить блондинку Пеглен. – Мы тут ненадолго. Просто тут кроме меня никто не бывает, помещение отключено от сервиса.

– И зачем мы здесь? – строго спросила Криспи. Ей казалось, что молодой человек не столько озабочен тем, чтобы помочь, сколько пытается произвести впечатление на Туори.

– Видите ли, – начал оправдываться юноша, – считается, что авторизовать в системе можно только по определённой процедуре. Должна быть соблюдена вся последовательность – от рождения все события фиксируются как цепочки информационных блоков, при каждом изменении создаются контрольные суммы, каждый блок содержит сведения о предыдущем блоке… В общем, такая цепочка блоков, в которой содержатся все сведения, как о самом человеке, так и его взаимодействиях с системой и другими пользователями. Внедриться в эту цепочку и внести изменения задним числом невозможно технически, это гарантирует непрерывность и корректность цифровой личности каждого йири. На этом принципе построены все коммуникации в обществе, учет взаимных транзакций, эквобов

– Денег? – спросила Криспи, припомнив то, что читала об устройстве социума йири.

– Я знаком с этим понятием, – кивнул ей Пеглен, – но у нас это называется «эквоб» – эквивалентные обязательства. Это не совсем то же самое, но исполняет похожую функцию. Вся цепочка взаимных обязательств пользователей хранится в этих же информационных блоках, а эквивалентность их оценивается системой, которая таким образом поддерживает равновесие, не давая эквобам скапливаться и преставать работать. Потому считается, что ввести нового пользователя в систему нельзя –  у него не будет цифровой личности, нулевая история, пустой эквоб–рейтинг. Пользователя нельзя завести задним числом, для этого пришлось бы одновременно изменить все записи во всех базах данных распределённой системы…

– Крис, ты чего-нибудь поняла? – скучающим голосом спросила Туори.

Пеглен осёкся. Он растерянно переводил взгляд с Туори на Криспи и обратно. Мерит в это время стояла у единственного работающего монитора и пристально смотрела на бегущие по нему строчки.

– Юный, – назидательно сказала Криспи, – чрезмерное внимание к деталям убивает инициативу, помни об этом!

– Да, я учту… – растерянно ответил йири.

– И каким же образом тебе удалось хакнуть этот блокчейн? – неожиданно спросила Мерит, не отрывая взгляда от монитора.

– Что сделать?

– Обойти ненарушимость цепочки заверенных информационных блоков, – пояснила девушка. – Ведь как-то удалось, иначе что бы мы тут делали?

– Ах, да, – воспрял Пеглен. – Я обнаружил, что есть отдельная категория пользователей, для которых разрыв цепочки транзакций предусмотрен как норма. Это социальные изолянты.

– Я что-то припоминаю… – неуверенно сказала Криспи. – Это ваши преступники, да?

– Я не уверен, что это слово тут подходит, – покачал головой Пеглен. – В вашем языке нет подходящего термина. Это люди, нарушающие базовые правила. Как правило, речь идёт о сознательном увеличении энтропии системы, повышении её неопределённости, прямом или косвенном. Такие пользователи попадают под временный бан, и это единственный предусмотренный разрыв цепочки – ведь изолянт полностью исключается из всех транзакций, с замораживанием как цифровой, так и физической личности.

– Физической? – заинтересовалась Мерит.

– Да, они переводятся в глубокое подключение. Есть специальный препарат, погружающий их в нечто вроде транса. Говорят, это состояние полностью обратимо, поэтому в системе предусмотрена разморозка таких аккаунтов.

– Но они же просто погибнут? – удивилась Криспи. – Человек должен, как минимум, иногда есть!

– Они подключены к системе, находятся под внешним управлением. Встают, едят, ложатся обратно, делают статическую гимнастику, чтобы не происходило атрофии мышц. Тело остаётся полностью здоровым и даже, говорят, не стареет, как будто правда в заморозке…

– Ты много об этом знаешь, – нейтральным тоном сказала Мерит.

Пеглен отчего-то сильно смутился и засуетился:

– Да, я вас заболтал, простите! В общем, я могу подключить вас через аккаунты изолянтов. Вы сможете посмотреть на настоящий мир йири, а не только на его внешнюю оболочку!

– О, я всегда хотела! – обрадовалась Туори. – Я слышала, это нечто роскошное!

 Пеглен подошёл к одному из шкафчиков и достал оттуда три комбинезона и три полумаски.

– Вам надо переодеться.

– Это обязательно? – сморщила носик Туори. – Они такие унылые…

– Можно, конечно, ограничиться одним трансморфером, – он показал серую мягкую полумаску. – Вы все равно будете видеть дополненную реальность. Но в комбинезоне куча датчиков, система будет обрабатывать ваши движения точнее. Без него могут быть небольшие, но раздражающие накладки – например, скин одежды не будет успевать за руками…

– Давай комбинезон! – вздохнула Туори. – Одежда – это важно! Надо раздеваться или так налезет?

– Раздеваться, полностью, – покраснел йири. – Комбинезоны очень удобные и гигиеничные! Я отвернусь…

Туори только фыркнула и, красиво изогнувшись, потянула верх майку, без малейшего смущения открывая роскошную грудь. Пеглен торопливо отвернулся, но Криспи отметила, что он стоит перед зеркальной поверхностью выключенного монитора. Ей стало немного смешно – Туори точно не тот человек, которого можно смутить подглядыванием, – но она не подала виду. Сама она разделась совершенно спокойно – в одном помещении с обнажённой Туо можно хоть на голове стоять, всё равно все будут смотреть только на её сиськи. Тем более что блондинка не удержалась и устроила из переодевания такое стрип-шоу, что Криспи стало немного страшно за молодого йири – не упал бы в обморок. В связи с недостаточностью кровоснабжения головного мозга…

Комбинезон оказался действительно очень удобным – как-то ловко обтянулся по фигуре и сел идеально. Мягкий и лёгкий, он совершенно не стеснял движений и ощущался как вторая кожа. «Жаль, что он такой невзрачный, – подумала Криспи. – Так бы в нем и ходила всегда…»

– Переоделись? – спросил Пеглен. Как будто и не он таращился в отражение Туори так, что казалось, пыль на мониторе вот-вот задымится. – Надевайте трансморферы, сейчас я вас подключу.

Он подошёл к работающему терминалу и только тогда заметил стоящую возле него Мерит, которая и не думала переодеваться.

— А что же ты? – спросил он её растерянно.

— Спасибо, мне и так хорошо, – покачала головой девушка. – А что это за задача тут считается? Такой странный код…

Пеглен побледнел и засуетился:

– Ничего, это я забыл, я должен был… – он быстро нажал на несколько клавиш, сворачивая окно программы. – Давайте лучше подключимся! Надевайте трансморферы!

Криспи послушно натянула на лицо полумаску. Она плотно прилегла к верхней части лица, на секунду стало темно, но тут же она увидела все так, как будто никакой маски не было. Странное ощущение – вроде бы на глазах повязка, но абсолютно прозрачная! Виски чуть сжало и сразу отпустило – и голос Пеглена как будто чуть изменился, стал менее высоким и писклявым, обрёл благородные обертона.

– Теперь вы воспринимаете мир через трансморфер, – сказал этот новый Пеглен. – Сейчас будет авторизация, смотрите в красные квадратики…

В поле зрения появились два красных квадрата и несколько раз мигнули. Криспи сосредоточила на них внимание, в ушах что-то тихо пискнуло, квадраты стали зелёными, расплылись, замерцали и исчезли. Она перевела взгляд на Пеглена и увидела, что он теперь одет не в серый комбинезон, а в изящный синий костюм с ненавязчивым серебристым узором, как будто слегка меняющимся при каждом движении. Она сама видела, как он надевал маску вместе со всеми, но сейчас её на нем не было, а лицо неуловимо изменилось – стало старше и значительнее. С него пропали следы прыщей, а причёска из редких растрёпанных бледных прядей превратилась в мужественную короткую стрижку цвета патинированного серебра.

– Вот так я выгляжу на самом деле! – гордо заявил он.

– Я тоже хочу как-нибудь интересно выглядеть на этом вашем «самомделе» – возмутилась Туори. – И куда делась Мерит?

Криспи осмотрелась – на ней и Туори все ещё оставались серые комбинезоны, хотя лица все же видны без масок. А вот Мерит не было совсем, хотя она только что стояла рядом.

– Мерит не авторизована, – терпеливо объяснял Пеглен. Он явно чувствовал себя теперь более уверенно, у него не только изменился голос, но и появились убедительные, слегка даже покровительственные интонации. – Система её исключает из трансляции. В противном случае это повлекло бы за собой транзакции с авторизованными пользователями, что породило бы неисправимые ошибки в базе. Нельзя коммуницировать и контактировать с тем, у кого нет цифровой личности, его для системы не существует. Это как на ноль делить, понимаете?

– Я не понимаю, почему вокруг всё, как было, и я всё ещё в сером!  – недовольно отозвалась Туори. – Где обещанная красота?

– Это помещение никем не посещается, – объяснил Пеглен. – Для него просто нет скинов. А скины для своей одежды вы пока не выбрали. Скосите глаза так, как будто хотите увидеть своё правое ухо…

Криспи несколько раз попыталась. Сначала ничего не вышло, но потом заметила появившееся в поле зрения цветное пятнышко. Она попыталась рассмотреть его пристальнее, и оно развернулось в колонку полупрозрачных картинок.

– Там все просто, – вещал Пеглен. – Выбираете картинку с человечком, раскрываете её…

В поле зрения Криспи схематический силуэт распался на картинку платья, чего-то вроде рубашки, штанов… Достаточно было пристально посмотреть на любой символ – и он разматывался вертикальной колонкой вариантов, каждый из которых в свою очередь был готов рассыпаться веером подменю…

– Вы сейчас можете выбирать только из свободных вариантов, потому что у ваших аккаунтов нулевой эквоб–рейтинг, – продолжал йири. – Это очень небольшая часть одежной коллекции, как правило, работы начинающих скиндизов, которые только нарабатывают репутацию…

Криспи заметила, что большинство вариантов (она рассматривала коллекцию длинных строгих закрытых платьев) оставались как бы притемнёнными, и сосредоточить на них внимание не удавалось, но и доступных было такое количество, что глаза разбегались в совершенно буквальном смысле. С непривычки слегка закружилась голова, но это было так увлекательно!

Девушки восхищённо перебирали виртуальную одежду, разглядывали себя и друг друга, позировали перед Пегленом, и никто не заметил, как ставшая временно невидимой Мерит быстро открывает, проглядывает и закрывает окна на мониторе, периодически делая снимки пластиной коммуникатора.