Глава 5. Криспи

Хранители Мультиверсума-1: Дело молодых

Когда девушки определились с образами, все поднялись наверх и вышли на улицу. Криспи огляделась – и застыла в восхищении. Вместо серых параллелепипедов, серых улиц, серой засыпки и редких серых пешеходов вокруг было настоящее буйство красок. Вычурные, как будто плетёные из серебра, арки соединили изящные здания, среди которых не было двух одинаковых. Прямо напротив стоял дом, где стрельчатые узкие окна с разноцветными стёклами утопали в водопадах зелени – вьющиеся растения с необычайно яркой листвой как будто стекали с забавной зубчатой крыши и разбивались у подножия пеной белых и розовых мелких цветов. С ним соседствовала скрученная в замысловатую спираль башня из синих и алых лент, которые переливались, создавая иллюзию вращения. За ней разместилось подобие замка, но со стенами, набранными из сотен мелких цветных колонн с витыми капителями, образующих завораживающий узор.

Пространство между домами делили строгие газоны с разноцветной, образующей геометрические фигуры, травой, подстриженные в форме странных предметов кусты, буйствующие сумасшедшей красоты цветами висячие клумбы и какие-то непонятные, но восхитительные арт-объекты. Вокруг прогуливались, беседовали, играли в какие-то игры, рисовали на висящих в воздухе мольбертах и играли на причудливых музыкальных инструментах десятки, а может и сотни людей. Все они были молоды, красивы и прекрасно одеты, причём среди нарядов было не отыскать не то что одинаковых – но даже сколько-нибудь близких по стилю. Безумные платья, фантастические шляпы, невообразимые причёски, яркие картины по обнажённой коже, сияющие неоновым светом имплантированные в тело не то драгоценности, не то гаджеты, удивительные, невозможные в природе существа в качестве карманных питомцев…

Криспи заворожённо пошла за бирюзовокожей полуобнажённой женщиной в ореоле белых перьев, по плечам которой безостановочно катался пушистый шарик цвета топленого молока. Он на секунду остановил свой бег, подмигнул девушке пронзительно синим глазом и покатился дальше, скатываясь с плеч через ключицу в ложбинку между грудей. Криспи сделала шаг ей вслед и вдруг как будто зацепилась за что-то. Через несколько секунд поняла, что её держит за плечо чья-то невидимая рука. Она не сразу вспомнила про трансморфер и, когда с раздражением сняла его, то пошатнулась и чуть не упала от контраста. По пустой серой улице среди серых параллелепипедов брела пара одиноких пешеходов, рядом стояли в серых комбинезонах, взявшись за руки, Туори и Пеглен – на лице йири застыло выражение запредельного счастья, в которое невозможно поверить, а блондинка крутила головой с приоткрытым от восторга ртом. Сама же Криспи стояла в полушаге от автомобиля, в стальной отбойник которого чуть не впилилась носом.  Её мягко, но решительно держала за плечо Мерит.

– Осторожнее, – сказала она спокойно.

– Куда делись все эти люди? – спросила Криспи растерянно.

– Здесь нет никого, кроме нас, – покачала головой Мерит. – Это все боты.

– Боты?

– Автономные программные модули с визуализацией. Создают видимость того, что йири ещё много.

– Но они такие красивые, – задумчиво сказала Криспи и, решительно обогнув машину, надела трансморфер обратно.  

Мерит посмотрела ей вслед – девушка медленно шла по улице, поворачивая слепую маску то право, то влево, наслаждаясь видами того, чего на самом деле нет. Она, быстро взглянув на задремавшего в машине Петра, подошла к Пеглену. Тот, держа  в своей руке как величайшую драгоценность руку Туори, заливался соловьём:

– Смотри, как на самом деле выглядит мир йири! Вся эта серость – это внешнее, оболочка, внутри мы вот такие! Каждый из нас причастен к сотворению этой красоты! Вот взять, к примеру, меня…

Мерит решительно сдёрнула с него маску, и он осёкся на полуслове, выпучив непонимающие глаза.

– Она же меня не слышит, так?

Пеглен непонимающе кивнул.

– Тогда ты ей скажи – пусть пока погуляет сама. У меня к тебе небольшое дело, а потом вернёшься токовать дальше.

– Токо… что?

– Неважно, ты меня понял. Быстрее давай.

– Туо, прости, я отойду на минутку… – обратился йири к блондинке, но та только махнула рукой, пристально разглядывая что-то невидимое.

Мерит взяла его за локоть и потащила в здание, из которого они только что вышли. Пеглен удивился, какие у неё неожиданно сильные руки. Когда они зашли вовнутрь, Мерит решительно сказала:

– Мне нужно посмотреть на изолянтов.

– Но… Зачем?

Мерит молча и требовательно смотрела на юношу, отчего тот совсем скис и только смущённо ковырял пол ножкой.

– Ну? – спросила она напористо. – Ты же разблокировал как минимум один бокс, так?

– Откуда…

– Неважно, – перебила его Мерит.

– Да, если честно, я… – Пеглен отчего-то густо покраснел.

– Вперёд!

Йири подвёл её к одной из серых дверей, сливающихся со стенами коридора, и нажал рукой на край. Еле слышно прогудел сервопривод и панель, приподнявшись, отъехала. Открылась крошечная комната с неожиданно высоким потолком – как поставленный на торец пенал. Центральную его часть занимало белое анатомическое мягкое ложе, приподнятое на ажурном невысоком подиуме. Там лежала девушка в сером комбинезоне. Лицо ее было правильным, но каким-то безжизненным, открытые глаза смотрели в далёкий тёмный потолок и изредка моргали, а затылок помещался в плотно прилегающей к голове пластиковой раковине, от которой в пол уходил толстый кабель. Комбинезон на ней был расстегнут и слегка спущен вниз, к ногам, открывая грудь, живот и гладкий безволосый лобок.

– Ах ты ж сраный извращенец… – медленно проговорила Мерит, глядя на побледневшего Пеглена. В её голосе было что-то такое, от чего у йири подкосились ноги и начали закатываться глаза. В промежности серого комбинезона появилось тёмное пятно.

– Тьфу ты, погань какая… А ну, не вырубаться, обоссанец,  я с тобой не закончила! – девушка вздёрнула на ноги сползающего по стене парня и сильно встряхнула, приводя в чувство.

– Я не… – забормотал он в панике. – Я не делал! Я только смотрел!

– Ты разблокировал бокс, чтобы ходить дрочить на несчастную беспомощную девушку? – Мерит была в ярости.

– Я… – йири трясся от ужаса так, что язык заплетался. – Я больше… Я искал изолянтов, чтобы делать авторизацию, но увидел её изображение… Я больше никогда, клянусь!

  У меня никогда не было девушки, – заныл он, размазывая слезы по щекам.

– Заткнись, смотреть противно, – рявкнула на него Мерит. – Что вычисляла та программа на терминале?

– Я не…

– Не ври, поганец! Хочешь, чтобы я рассказала Туори, какой ты извращенец? А ведь ты ей понравился…

– Я? Правда? Я…

– Программа!

– Я точно не знаю, какую-то координатную пару Мультиверсума…

– Она выводит логи на альтери, а ты его не знаешь. Кто дал тебе этот код? – Мерит нависла над йири и периодически встряхивала его железной рукой так, что клацали зубы.

– Андираос! Он говорил Карлосу про какой-то портал, я случайно услышал… Но он не сам написал, он не программист… – Пеглен испуганно тараторил, торопясь рассказать все, что знает. – Принёс исполняемый файл на носителе старого формата, но я нашёл, как подключить. Моих прав на запуск не хватило – да ничьих бы не хватило… Мне пришлось разморозить аккаунт одного изолянта, он бывший разработчик с суперправами, только из-под него отменил запрет… Этот код странный, жрёт кучу ресурсов… Я больше ничего не знаю, клянусь!

Мерит задумалась на секунду, глядя на йири, как бы решая его судьбу. Отчего-то именно в этот момент ему стало по-настоящему страшно. Йири давно уже почти не контактировали между собой лично, поэтому он впервые в жизни попал под такой эмоциональный прессинг.

Тут за спиной Мерит девушка с постамента внезапно поднялась, села, спустила ноги на пол и, выдержав небольшую паузу, встала. Глаза ее смотрели так же бессмысленно, и лицо было бесстрастно. Путаясь в сползающем комбинезоне, она сделала несколько неловких шагов к стене, где нажала какой-то рычаг. Открылась небольшая ниша, из которой выкатилась цилиндрическая мягкая туба. Девушка механическим движением провела по ней пальцем, раскрывая шов, и, взяв из той же ниши пластиковую ложку, стала размеренно поглощать серо-зеленый полупрозрачный гель.

– Это ещё что? – удивилась Мерит.

– Время кормления, – дрожащим голосом пояснил Пеглен. – Команда пришла.

Девушка тем временем доела, вернула в нишу пустую упаковку и ложку, вытерла лицо салфеткой и поковыляла обратно к постаменту. Сползающий расстёгнутый комбинезон ей сильно мешал, и Мерит, сделав шаг навстречу, остановила её, поддёрнула и застегнула одежду. Не дрогнув лицом, девушка подождала, пока та отойдёт с дороги, и вернулась на ложе, тщательно уложив голову в пластиковую раковину.

– Если ты, задрот, ещё раз задерёшь на неё свою пиписку… – угрожающе сказала Мерит.

Пеглен изо всех сил замотал головой.

– Ладно, – решилась она, – иди вниз, найди себе необоссанный комбинезон и вали дальше нашу блондинку выгуливать. Может, она тебе даже даст – из любопытства или из жалости, у неё это запросто. Но…

Мерит сделала шаг к йири, наклонилась близко-близко к его лицу и зашипела змеёй:

– Если ты хоть кому-то скажешь об этом разговоре, я тебе отрежу твои крошечные яички и забью их вилкой через ноздри туда, где у тебя мог бы быть мозг!

Пеглен чуть не обмочился снова, но было уже нечем.

Вернулись к вечеру, полные впечатлений – каждый своих. Криспи размышляла, что такая невозможная красота должна быть непременно спасена. Её родной срез Альтерион тоже комфортен и приятен для жизни, но скорее рационален, чем красив. Его жителям было бы полезно посмотреть на то, во что превратили свой внутренний мир йири. «Почему же при таком совершенстве их творений они угасают как общество?» – размышляла девушка, никогда не слышавшая о падении Рима и ничего не знающая про «эстетику декаданса».

Туори была немного раздосадована тем, что на фоне увиденного ее природная красота выглядит несколько блекло, и плевать, что те красотки ­– виртуальные. Она была полна решимости разобраться с интерфейсом, получить доступ ко всему, что возможно, и взять реванш. Для этого ей был нужен Пеглен, и он был обречён.

Пеглен иногда нервно вздрагивал, вспоминая ледяной взгляд и железную хватку Мерит, но благосклонность Туори поглотила его полностью. Девушка позволяла держать себя за руку, кивала, выслушивая его многословные самовосхваления, и даже не возразила, когда он на обратном пути положил ей как бы случайно руку на колено. Йири был окрылён и, казалось, едва касался ногами земли.

– Чего это наш шнырь сегодня такой загадочный? – рассеянно поинтересовался Андрей у Петра.

– Думает, что ему дадут за сиську подержаться, – пояснил бородач.

– А дадут?

– Может, и дадут, – пожал плечами Пётр. – Баб разве поймёшь?

– А как вообще впечатления?

– Блонди – женщина-фикус, декоративная модель, все ушло в сиськи. Брюнетка – спортсменка-активистка-ударница, хоть на плакат. «Задрав штаны, бежать за комсомолом».

– Пётр, – укоризненно покачал головой Андрей, – твои сомнительные ассоциации…

– А, не важно. В общем, идейная барышня. Такая за мир во всем мире у черта отсосёт. Ума ещё нет, но может так наворотить, что трое умных лопатами не раскидают.

Он неожиданно печально вздохнул:

– Мужика бы ей хорошего, чтобы на дурь времени не оставалось…

– Ты про себя что ли? – засмеялся Андрей.

– Куда мне, мудаку старому, – неожиданно серьёзно ответил Пётр. – Жалко её просто, пропадёт же девка.

  – Всех не пожалеешь, – жёстко ответил Андрей. – А что по третьей?

  – Третья… – задумчиво протянул Пётр. – Эта себе на уме барышня. Кручёная она какая-то, непростая. Чего-то она с нашего задрота поимела, и это было не «отдаться в кустах». Он от неё драпал на полусогнутых. Те-то две поскакали, хвост трубой, на рисованных ельфов пялиться, а эта им вслед помахала, да и уползла тихонечко назад в дата-центр. Что она там могла понять-увидеть, это, конечно, вопрос, но я бы к ней присмотрелся пристальнее.

– Приглядывай за ней, – забеспокоился Андрей. – Я не исключаю, что эти девки на нас свалились не просто так. Далеко не все в Совете наши друзья.

– Разве не Совет наш заказчик?

– Некоторые из его членов. И они опасаются, что мы их кинем.

– А мы их кинем? – поинтересовался Пётр самым невинным тоном.

Андрей посмотрел на него долгим тяжёлым взглядом, но ничего не сказал.

Туори завалилась к Криспи ближе к полуночи, когда та уже собралась ложиться спать.

– Можно я у тебя душ приму? У меня чего-то не работает…

На девушке была только длинная майка. И выглядела Туори весьма недовольной.

– Конечно, пользуйся!

Туори сбросила майку на пол и прошествовала в стеклянный сектор гигиенического отсека. Криспи с удовольствием смотрела, как она моется, зная, что подругу этим не смутишь, а потом подала ей своё полотенце. Завернувшись в него, блондинка уселась на край выехавшей из стены кровати и уставилась с вызовом.

– Что, осуждаешь?

Криспи улыбнулась и покачала головой.

– Я знала, что ты не удержишься. У тебя в коллекции ещё не было йири.

– Пфф! – фыркнула Туори. – Зато я теперь знаю, почему они вымирают!

Она оттопырила изящный мизинчик на руке.

– Вот такой! И это я ещё польстила!

– Серьёзно? – засмеялась Криспи.

– Ну! И кончил быстрее, чем начал! Это даже не худший секс в моей жизни, это вообще нельзя назвать сексом.

Туори откинулась назад, развалившись на кровати.

– Знаешь что, подруга? – сказала она томно. – Мне сегодня особенно одиноко в моей постели, так что я, пожалуй, останусь в твоей! Бросить меня в таком неудовлетворённом состоянии было бы с твоей стороны жестоко. Ты ведь не такая, правда, Кри?

– Нет, Ту, я совсем не такая! – Криспи решила, что субординация подождёт до завтра, и погасила свет.