Глава 9. Криспи

Хранители Мультиверсума-1: Дело молодых

По дороге к площадке Криспи так засмотрелась на красоты виртуального города, что чуть не забыла, зачем пришла. В виртуальности место дискуссий молодёжи оказалось небольшим амфитеатром, где кольцевые лавки-ступени из белоснежного резного мрамора спускались красивым каскадом к большой каменной арке над центральной сценой. На увитых зелёных плющом ступенях сидели, стояли и прогуливались люди в самых удивительных и причудливых сочетаниях костюмов, макияжей и причёсок. Как будто стайка пёстрых птиц присела отдохнуть. К огорчению Криспи их оказалось немного – десятка два.

– А что, больше никто не захотел прийти? – спросила она у Пеглена.

– Здесь все, – удивился он. – И даже несколько новых лиц. Я впервые вижу такое большое собрание! Всем очень интересно на вас посмотреть.

Да, на них смотрели. Все разговоры одномоментно закончились, воцарилась напряжённая тишина. Правда, к облегчению Криспи, в центре внимания была Туори, которая даже в этом птичнике смотрелась как павлин среди кур. Не очень яркие от природы девушки йири даже с учётом дополненной реальности были блондинке не конкурентки. Кроме того, по заверению Пеглена, заметные опытному взгляду маркеры давали понять, что внешность Туори не синтезирована.

– Они нас поймут? – тихо спросила Криспи.

– Да, переводчик с альтери работает, – подтвердил Пеглен. – В трансморфере вы не заметите разницы.

– Всем привет! – изящно помахала рукой Туори. – Я Туори!

Никто не ответил, но блондинка и не думала смущаться.

– У вас тут красиво! – продолжила она. – Мне нравится. Вот только…

«Надеюсь, она не брякнет сейчас про крошечные члены? – с ужасом подумала Криспи. – С неё станется…»

– …Я не очень разобралась, как тут в скинах настраивать украшения, – девушка премило захлопала глазками, – никто не хочет мне помочь? Здесь очень не хватает вот такой круглой блестящей штучки…

Туори повернулась и показала животик:

– Вот здесь!

Аудитория непроизвольно вздохнула.

«Какая хитрюга! – восхитилась Криспи. – Не разобралась она, как же…»

Следующие полчаса собравшиеся были недоступны для содержательной дискуссии о проблемах социума, зато напряжение и отчуждение полностью растворились в желании потрогать животик.

«Страшно представить, что бы тут было, если бы она показала сиськи…» – думала Криспи. Однако постепенно проблему с животиком решили, попутно обсудив свежайшие тенденции виртуальной моды, границы допустимого и где пролегает грань между красотой и пошлостью. В какой-то момент Криспи отметила, что давно уже не видит Мерит, но подумала, что та просто сняла трансморфер (Пеглен объяснял, что в местном этикете это чудовищный моветон, но Мерит, кажется, было плевать).

На самом деле Мерит действительно его сняла. Посмотрев на Криспи и Туори, выступающих под аркой перед совершенно пустым амфитеатром серых ступеней, она покачала головой и потихоньку удалилась.

– Мы бы хотели обсудить с вами проблемы вашего среза, – сказала Криспи, с трудом завладев вниманием аудитории.

– А у нас есть проблемы? – весело фыркнула какая-то девушка, одетая в длинную полосу лиловой ткани, обвивающую ее от середины бедра и до головы, образовав на затылке причудливый миниатюрный тюрбан.

– Ну… Я бы сказал, что эквобы распределяются несправедливо… – неуверенно возразил ей юноша в красных колготках и малиновом фраке. – Приоритет производителя перед потребителем – это пережиток прошлых поколений…

– Да, да! – загомонили остальные. – Квалифицированное потребление ужасно недооценено! Это более важная деятельность, ей надо присвоить более высокий эквивалент! Производить любой дурак может, а выбрать правильное сочетание – это искусство! Кому нужны эти производители, если не будет нас – потребителей?

Видно было, что тема неоднократно обсуждалась и вызывала большой отклик в этой компании.

– А обслуживающий персонал? – подхватил молодой человек в сине-белом халате с золотым шитьём. – У них самый большой эквивалент, это абсурдно! Ведь они обслуживают нас, значит, мы более значимы, и наш эквивалент должен быть выше!

– Мы обеспечиваем работу системы! – запротестовал Пеглен.

– Ха! Какая чушь! Да что они себе воображают? – понеслось со всех сторон. – Ваши коды и программы – занятие для тех, кто не умеет Творить! Выучили десяток команд, подумаешь! Это для тех, кто больше ни на что не годен! Если бы вы могли что-то большее, вы бы занялись дизайном и игровым креативом!

– Система для людей, а не люди для системы! – пафосно изрёк какой-то йири в белоснежном мундире в обтяжку, на котором под неожиданными углами располагались алые витые позументы.

– А какое дело до этого Альтериону? – неожиданно спросила молчавшая до тех пор девушка, одетая в удивительно скромное на общем фоне длинное закрытое платье из тонкого материала стального цвета.

– До ваших эквобов – никакого, – призналась Криспи, – Я недостаточно разбираюсь в системе эквивалентов, чтобы определять ее справедливость.

– Тогда что вы здесь делаете? – настойчиво поинтересовалась девушка.

– Я хотела поговорить о других проблемах вашего среза, которые тревожат Альтерион и меня.

– Это ещё каких? – спросил кто-то сзади.

– Например, о депопуляции, – сказала Криспи, не оборачиваясь. – Численность вашего народа сокращается, но, кажется, это вас совсем не волнует.

– Сокращается? – спросили сзади недоверчиво. – С чего вы взяли? Вокруг полно народу! Оглядитесь!

– Какова, по-вашему, текущая численность населения? – настойчиво продолжала Криспи, повернувшись к говорившему. Это оказался совсем молодой юноша, одетый в тунику из постоянно меняющей цвет материи, из-за этого переливающегося одеяния на него было сложно смотреть.

– Понятия не имею, – пожал тот плечами, – зачем мне это?

– Кто-нибудь знает эту цифру? – девушка обратилась ко всем собравшимся. – Сколько сейчас йири? Хотя бы приблизительно?

Молодые люди переглядывались, но никто не рискнул даже предположить. Через пару минут кто-то сказал:

– Я не нахожу этих данных в информе, странно…

– Численность вашей расы на сегодня около двух миллионов человек! – веско сказала Криспи.

В ответ послышалось недоуменное перешёптывание:

– Но… Миллион… Это же много, да? Не могу себе даже представить такую толпу народу! А почему она говорит, что нас мало, если целых два миллиона? Чушь какая-то…

– В прошлом поколении численность йири составляла двадцать восемь миллионов, не считая присоединившихся рас, таких как грёмлёнг, – продолжала Криспи. – Сейчас грёмлёнг нет вообще, а ваше население сократилось в четырнадцать раз!

– Ну… – засмеялась девушка в стальном, – это, наверное, был кошмар! Столько народу, ужас! Эквоб, небось, вообще ничего не стоил, опухнешь, пока заработаешь на продвинутый скин!

– Да, я помню грёмлёнг, – сказал мужчина чуть постарше остальных. – Противные такие коротышки, вообще непонятно, зачем они были нужны! Только с железом возились, никакого креатива!

Вокруг поднялся одобрительный гул.

– Но… – Криспи слегка растерялась, – вы знаете, что осталось всего два населённых города? Кендлер и Тортанг?

– Пф-ф! – фыркнула девушка в лиловом тюрбане. – Ну разумеется! Какой дурак захочет жить в провинции? Вся движуха в столицах!

– И вас не волнует, что в этом поколении практически не рождаются дети?

– Дети? – лиловую барышню передёрнуло. – Быть инкубатором на ножках? Тратить свою жизнь на пеленки? Нет уж!

– Зачем они? Наличие ребёнка никак не улучшит твою жизнь, а вот ухудшить может запросто… – согласился с ней юноша в белом мундире.

– Чем меньше народу, тем выше цена эквоба, потому что больше ресурсов достаётся каждому, – рассудительно сказала девушка в стальном. – Зачем умножать число конкурентов?

– Сокращение населения – это благо! – уверенно заявил молодой человек в колготках.

– Но ведь оно так сократится до нуля! Вы просто вымрете! – продолжала свои попытки Криспи.

Все вокруг рассмеялись.

– Посмотрите вокруг! – мундирный обвёл окрестности картинным жестом упакованной в позолоту руки. – Вы видите, сколько людей? Как вы можете утверждать, что мы вымираем? Это просто нелепо!

Девушка послушно огляделась – по улицам шли, прогуливались и торопились по делам сотни весёлых, жизнерадостных, причудливо одетых горожан. Вокруг них бегали, скакали и летали удивительные питомцы. Город сиял красками и лучился беззаботным счастьем. Смотреть на это можно было бесконечно.

– А что вы увидите, если снимете трансморфер? – спросила его Криспи.

Воцарилась напряжённая тишина, как будто она сказала какую-то вопиющую непристойность.

– Ах, да… – наконец снисходительно ответил ей собеседник. – Я и забыл, что вы из Альтериона. Разумеется, если бы я вдруг зачем-то снял трансморфер, то я увидел бы над собой потолок моей комнаты и ничего более. Но разве это аргумент?

Вокруг раздался смех облегчения.

– Она бы еще комбинезон снять предложила! – сказал кто-то тихо.

– Или на улицу выйти! – ответили ему весело.

– Ну и дикие они в своем Альтерионе! А туда же, нас поучать! Пусть сперва хоть один приличный скин нарисуют! У них, небось, и игры дрянь… – раздавалось со всех сторон.

Криспи растеряно крутила головой, а потом вдруг решилась – и сняла трансморфер. Вокруг никого не было. Пустой серый амфитеатр на пустой улице пустого города. Тишина. Рядом стояли, крутя головами,Туори и Пеглен – переводили взгляды с одного отсутствующего собеседника на другого. На лице йири застыло выражение угрюмого недовольства, Туори, кажется, просто удивлялась. Мерит нигде не было. Вернула маску на место – компания молодых йири продолжала веселиться и хохотать над ее глупостью. Но Криспи уже не слушала их, а подошла к Пеглену и спросила:

– Их что, здесь нет?

– Это проекции, – грустно ответил йири. – Они здесь, но физически в своих комнатах, конечно. Мало кто покидает свои дома теперь. Это считается поведением, как они говорят, «обслуги» – то есть, людей, занятых работой. Я забыл вас предупредить, извините.

– Пойдем, Туо, – Криспи взяла блондинку за локоть. – Мы просто теряем тут время. И сними уже эту ерунду с глаз!

– Ну, Кри-и-ис… – расстроено протянула Туори, оглядывая пустой амфитеатр. – Фу на тебя! Это было весело! Как они на меня пялились, а?

Она помолчала, и добавила:

– Хотя вообще-то они придурки какие-то, ты права. Платье только жалко. Платье было роскошное… И бодиарт. Надо у нас сделать моду на бодиарт, слышишь, Кри? – блондинка снова вдохновилась и повеселела. – Вот если я приду на летний бал с таким бодиартом, чтобы вот отсюда и вот сюда такие линии, а вот тут и тут…

Она показала на себе, откуда и куда и где это «тут», и Пеглен шумно засопел, роняя слюни.

– Как ты думаешь, это станет модой? – она кокетливо посмотрела на Криспи, и та была вынуждена признать:

– В чем бы ты ни пришла на бал, Туо, это обязательно станет модой…

Вернувшись к дата-центру, Мерит огляделась. Автомобиль стоял у входа, но Петра в нем не было. Она спокойно вошла внутрь, но на этот раз не стала спускаться вниз, к терминалам, а прошла по коридору и открыла комнату-изолятор. Долго смотрела на лежащую в ложементе девушку, но потом решилась – осторожно завела ладонь ей под шею, приподнимая и переводя в сидячее положение. Та поднялась, безвольная и податливая, как манекен.

– Ох ты ж бедная, – с горечью сказала Мерит, – потерпи немного, мне очень нужно.

Мягко направляя, она заставила девушку встать, отвела в угол и усадила на пол.

– Посиди пока тут, я недолго…

Мерит надела трансморфер и улеглась в ложемент, аккуратно уложив затылок в выемку подушки-транслятора. Перед глазами появилась непонятная надпись. Письменности йири она не понимала, но узнала вопросительное окончание и увидела красный квадратик подтверждения, на котором сфокусировала взгляд. Надпись налилась красным, а квадратик, мигнув, подпрыгнул, как бы спрашивая: «Вы действительно хотите это сделать?»

«Не особенно, но…» – подумала Мерит и подтвердила команду. Потолок над ней потемнел и исчез.

 Открыв глаза, она обнаружила себя сидящей за круглым столом в круглой комнате. Стол сер, и стены серы, и сидящие за столом люди одеты в серое. Мужчины и женщины, молодые, старые и среднего возраста – все они сидели и что-то писали. Перед ними возникали листы бумаги, они быстро заполняли их какими-то значками и те растворялись, уступая место новым.

«Так, наверное, выглядит ад для делопроизводителей», – пришло в голову Мерит.

Она с удивлением обнаружила в своей руке карандаш, а перед собой – наполовину заполненный какими-то расчётами листок. Казалось, ещё секунда – и она поймёт эти формулы и продолжит вычисления… Ведь именно для этого она здесь, не так ли? Девушка с усилием оторвалась от листа и встала. Серый стул противно заскрипел ножками по серому полу, а пишущие на секунду оторвали взгляд от бумаги и посмотрели на неё. Взгляды их были усталыми, а лица – печальными. Хотя, возможно, это игра воображения – Мерит понимала, что вокруг всего лишь визуализация, на самом деле никакого стола, никаких бумаг и ручек нет, а все эти люди лежат в ложементах, редко моргая пустыми глазами в потолок.

Все вернулись к своим расчётам, и только один пожилой мужчина, сидевший напротив, продолжал пристально смотреть на Мерит.

– Кто ты, занявшая чужое место? – наконец медленно, как будто вспоминая, как это – говорить, спросил он. – Что ты ищешь здесь?

 – Я пришла из другого мира и мне нужны ответы, – твердо сказала Мерит, глядя в серые выцветшие глаза старика. – А кто вы?

– Мы… – тот задумался, словно вспоминая, кто он и зачем здесь. – Мы – Оркестратор…

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: