Глава 8. Македонец

Хранители Мультиверсума-4: Безумные дни

С утра мы с Сеней неторопливо позавтракали, сварив кофе на здешней версии электроплитки – чёрной стеклянной панели без каких-либо признаков физических нагревателей, однако неизменно греющей любую поставленную на неё посуду. В вопросах бытовых удобств ныне покойные аборигены были вполне на уровне. Впрочем, без каких-нибудь запредельных чудес — чуть лучше, чем у нас, или примерно так же. Даже удивительно, что им удалось себя так качественно зачистить – нашим ОМП такого эффекта не добьёшься, всё равно кто-нибудь по кустам отсидится, вылезет и расплодится пуще прежнего. Меня житьё на этаком кладбище слегка напрягало, но Сеню, кажется, наоборот – успокаивало. Мёртвые его не смущают, в отличие от живых. Тем не менее, по очереди использовав сортир по прямому назначению, мы через некоторое время пошли туда вместе. Закрыли дверь, Сеня напрягся, побледнел, закатил глазки – я даже успел испугаться за него, раньше такого не было, — но он уже решительно распахнул дверь, и мы оказались в смежном санузле моей квартиры.

— Чё то как-то туго, — пожаловался мой проводник. Его шатало, на лбу выступил пот, ноги подкашивались так, что он присел на край ванны. — В последний раз так было, когда мы, помнишь, пять человек протаскивали. Я тогда думал – всё, щас мозги из ушей потекут…

— Ну, ты сам тогда сказал, что вытянешь, — напомнил я.

— Они ж такие худые были, я и подумал, что весу в них от силы на троих…

Да, тогда смогли вытащить пятерых. Мы забрали только тех, кто уже умирал, у прочих был шанс. Сеня тогда, откровенно говоря, сорвался – у него иногда кукушка выскакивает. Классический невольничий лагерь, где всякая мерзость происходила в таком масштабе, какой даёт только полнейшая неограниченная власть без всякой оглядки на последствия. Нельзя такую давать людям — даже у нормальных крышу сорвёт, а уж что может натворить тот, кто изначально подонок… В общем, не самые приятные воспоминания, но именно тот эпизод определил нашу дальнейшую с Сеней работу. Множественность Мультиверсума даёт простор для фантазии не только хорошим людям. Ведь кажется, что там, в другом мире, ты недостижим и неподсуден, а значит – твори что хочешь. Некоторых мы от этой иллюзии избавили.

Как только Сеня отдышался, мы вышли из квартиры, собираясь отправиться к офису Ингвара. Если он завязался с Коллекционером, то рано или поздно и нас на него выведет. Лучше бы, конечно, рано – тревожно как-то тут стало, неуютно. Даже я, человек толстокожий, и то ощущал непонятное нервное давление, как перед грозой. От него копилось нехорошее раздражение и хотелось куда-то бежать или кого-то убить. Представляю, насколько тяжелее Сене с его медиумической чувствительностью.

На выходе из подъезда столкнулись с соседом с третьего этажа. Имени я не помню, но в лицо примелькался – обычный такой мужик лет слегка до сорока из среднего пролетариата, которого публично пилит жена – расплывшаяся тётка с загнутыми книзу уголками рта, и у которого сын подросток-двоечник, курящий украдкой за гаражами. Ни разу мы и словом ним не обменялись, кивая друг другу на лестнице. Я сделал шаг в сторону, пропуская его в подъезд, но он вдруг схватил меня за куртку, дёрнул на себя и злобно заорал, брызгая в лицо слюной:

— Какого хуя твоя трахома тут стоит! Ты это место купил?

Я даже не сразу понял, что он имеет в виду мою «Ниву», просто стряхнул его руку и отодвинулся. Странно, но алкоголем от него не пахло, хотя глаза были какие-то диковатые.

— Ах ты, козёл… — зашипел на меня мужик. — Да я тебя сейчас…

Он уже начал замахиваться неловким движением, но тут из подъезда вышел приотставший Сеня и молча, ничего не выясняя, отвесил ему правый хук в подбородок. Мужик тут же глазки закатил — и с копыт. Сеня, хотя с виду дрищ-дрищом, боец серьёзный. Когда он ко мне прибился, надо было его чем-то занять для утилизации дурной энергии, и я пристроил к знакомым на рукопашку. Пришлось прилично заплатить, и не только деньгами, но это всё равно дешевле, чем трупы за ним закапывать. А трупы были бы – он тогда был физически слабый, но злой и без тормозов. Драться не умел, норовил сразу наглухо. Сейчас, пожалуй, меня уделает. Я-то не рукопашник, я Македонец.

— Чего это он? – спросил Сеня, поглаживая костяшки на кулаке и разглядывая нокаутированного соседа.

— Хрен его поймёт, — честно признался я. — Может, жена допекла, вот и сорвался…

Оставив мужика валяться, где упал, мы сели в «Ниву» и уехали. И чем ему моя «трахома» помешала? Не первый год тут паркуюсь, никто до сих пор против не был…

Ингвара едва не упустили – его внедорожник отъезжал от офиса, за рулём он сидел сам. Поехали за ним на какую-то оптовую базу в пригороде, там он долго о чём-то спорил в конторе директора – я смотрел в бинокль через окно. Слов, разумеется, не разобрал, но о чём-то договорились – Ингвар метал на стол пачки с деньгами, как бы ни с моими даже. Бизнес, значит, идёт и, судя по наличным расчётам, не самый простой. С базы наш деловой друг выехал во главе каравана из четырёх «Газелей», три из которых были тентованные, а одна с термобудкой. За этой будкой мы и пристроились почти вплотную, пользуясь тем, что за ней нас Ингвару не видно. Я почти сразу понял, что едут туда же, куда и вчера, в деревню. Поэтому, когда пошли грунтовки, по которым караван груженых «Газелей» еле полз, мы с Сеней срезали угол через поле и подъехали к месту назначения первыми. Бросили машину в посадке, подошли поближе и, спрятавшись, пронаблюдали, как Ингвар выгнал из кабин водителей и собрал их в свой внедорожник. Потом о чём-то перетёр с незнакомым бородатым парнем и покатил обратно, оставив грузовики на дороге, а нас в сомнениях – то ли ехать за ним, то ли посмотреть, что будет происходить тут. Решили держаться Ингвара – тут Коллекционер не просматривался, а там – кто его знает. Что они грузовиками возят – это не наша забота.

На шоссе чёрный «лэндкрузер» от нас легко оторвался, и я уже решил, что мы его потеряли, но нет – на въезде в город здоровенная пробка. Дорога на посту ГАИ оказалась перегорожена шлагбаумом, усиленным двумя БТР-ми – в сторону города пропускали по одной машине, выборочно выдёргивая из потока в сторону для досмотра, из города не выпускали никого. Рядом с бэтээрами бойцы в чёрных брониках и закрытых шлемах. Держат руки на автоматах и равнодушно смотрят на толпящихся перед шлагбаумом штатских, которым, разумеется, очень надо. Большая часть водителей, увидев эту картину, благоразумно разворачиваются и уезжают – то ли домой, то ли искать другой путь, — но некоторые вылезли и пошли скандалить.

— Вы не имеете права! – надрывается очкарик в дорогом пиджаке. — Позовите вашего начальника!

Бойцы не реагируют – у них не начальник, а командир, и что он прикажет – на то они право и имеют. Мы медленно продвигались в пробке, подкатываясь по паре метров, и я увидел, что внедорожник Ингвара проехал без досмотра. Нам оставалось до шлагбаума с десяток машин, и я снова забеспокоился, что мы его потеряем, но в этот момент очкастый искатель прав решительно полез через шлагбаум. Не знаю, что его толкнуло на эту глупость, но реакции он, во всяком случае, добился – ближайший боец подшагнул вперед и несильно врезал ему по зубам прикладом. Очки полетели вперед, он назад… Я ждал, что скопившаяся перед шлагбаумом небольшая толпа отпрянет, но случилось неожиданное – кто-то, бросившись вперёд, попытался схватить автомат и даже зацепил его кончиками пальцев за ремень. На попытку отнять оружие гвардеец отреагировал соответствующе – отскочил назад и прицелился в толпу, но людей это почему-то не остановило. Некоторые полезли на шлагбаум, некоторые – попытались пролезть под ним, одна толстая растрёпанная тётка даже зачем-то засунулась в решетчатую ферму ограждения и там застряла, растерянно повизгивая. Выглядело это дико и неправдоподобно – люди рвались вперед с нездоровым остервенением, с перекошенными от злобы лицами, оскалив зубы и остекленев глазами. Хотя толпа совсем небольшая – человек тридцать-сорок — гвардейцы растерялись. Видимо, приказа стрелять не давали, а снаряжения для мирного разгона – щитов, дубинок и прочего — у них не было. За эти несколько секунд самые шустрые преодолели выкатной решетчатый шлагбаум, отделявший их от Росгвардии и кинулись на бойцов. Стоящий ближе всего попытался отбиться прикладом, но его моментально смяли – худая фитнес-самочка в искусственном загаре кинулась в ноги, её бородатый хипстерский бойфренд схватился за ствол автомата, какой-то водила-дальнобой с профессиональным, выпирающим из треников пузом потащил на себя ремень… Я не стал дожидаться развития событий и, до предела вывернув руль, выскочил из стоящей пробки. Лязгнув подвесками «Нива» перескочила высокий бордюр и, вспахивая газон колесами, объехала пост сбоку. Сзади послышались частые выстрелы, но стреляли не в нас – у Росгвардии нашлись более актуальные проблемы. Да ниспошлет им Мироздание удачи – мои симпатии на их стороне, но не настолько, чтобы в этом участвовать. Нам ещё Ингвара догонять.

 

«Лэндкрузер» уже скрылся из виду, но я предположил, что наш предприимчивый друг первым делом вернёт водителей туда, где взял – то есть, на оптовую базу. И действительно – мы застали момент эмоционального торга между ним и восточными людьми. Судя по жестикуляции, те считали оплату недостаточной ввиду изменившихся обстоятельств и общей нервной обстановки, а Ингвар разрывался между естественным желанием послать их нахуй и опасением получить пиздюлей. Осторожность победила, и он, с видимым недовольством, отсчитал им дополнительную сумму, сплюнул, выругался и полез обратно в машину. Восточные люди смотрели вслед недобро, но нарываться тоже не стали. Очень правильное решение – Ингвар не тот человек, который даст себя ограбить. Готов поспорить, что если бы не спешка, он бы ни копейки сверху этим ребятам не дал.

Внедорожник, а за ним и мы на «Ниве», вернулись к офису. Снова потянулось ожидание. Мы с Сеней по очереди метнулись в удачно расположенный поблизости «Макдональдс» — Сеня взял то, что у них ошибочно называют «кофе», а я так – поссать сходил. В «Маке» было пустовато, продавщицы за кассами улыбались профессионально, но с напряжением озирались на двери. Казалось, им не терпится закончить смену и свалить отсюда как можно быстрее и дальше. Мне, если честно, тоже, но второй шанс вычислить Коллекционера может и не представиться.

Вскоре наше терпение было вознаграждено – на пороге появился Ингвар. В одной руке он нёс большую тяжёлую сумку, в другой – ружейный кейс. С видимым усилием закинул их в багажник и открыл заднюю дверь. Я завёл мотор. Вслед за ним из стеклянной двери вышли два крепких парня в спортивных костюмах, которые вели под руки – кого бы вы думали? Самого Андираоса по прозвищу «Коллекционер»! Я его видел пару раз, но при таких обстоятельствах, что хорошо запомнил. Выглядит не то вусмерть пьяным, не то больным – его почти несут, поддерживая квадратными плечами, ингваровские братки, а он только вяло перебирает ногами. Тело сунули головой вперёд на заднее сидение, положив вдоль подушки, и заботливо пристегнули ремнём безопасности. Ингвар отдал какие-то распоряжения своим помощникам и сел за руль. Рванул с места так, что мы едва не отстали – пока разворачивались, уже два квартала прочесал, хорошо, что по прямой. Проехали за ним почти весь город, потом нырнули в огромный конгломерат сросшихся в одно целое гаражных кооперативов – знаменитые Гаражища. Здесь пришлось приотстать, чтобы не палиться, и когда увидели «крузак» остановившимся возле раскрытых ворот гаража, просто проехали мимо. Свернули в соседний проезд, встали и с капота запрыгнули на крышу соседнего бокса. Капот помялся, ну да черт с ним. С Ингваром беседовал тот же бородатый парень, что и в деревне.

— Какая-то лютая поебень творится! — нервно сказал ему Ингвар. — Выезды перекрыты хрен пойми кем и почему. На юг прошла колонна техники, в небе какие-то карусельки…

Он ткнул пальцем в нашу сторону, и мы с Сеней поспешно припали к грязному рубероиду крыши. Вдали над окраиной города действительно барражировало звено «крокодилов».

— Всё, я на ту сторону, и обратно спешить не буду… — с видимым облегчением сказал Ингвар.

— Эй, погодь, а Коллекционер как же? – заволновался я.

— А Андрей где? — бородатого тоже, оказывается, интересовал этот вопрос.

— А так вон же он, — Ингвар показал рукой в салон.

Бородатый открыл заднюю дверь, внимательно посмотрел внутрь, потом вопросительно – на Ингвара.

— Пришлось вырубить, — пояснил тот. — Уж очень он боялся переходить.

У меня на секунду возник соблазн пристрелить обоих и просто забрать Коллекционера как трофей, но валить людей, которые не сделали мне ничего плохого, как-то неловко. Кроме того, я почему-то решил, что они его спрячут в гараже и уедут. Он же без сознания, кто им проход откроет? А я потом тихо подломлю ворота и его вытащу. Все живы, всем хорошо.

«Лендкрузер» Ингвара заехал в гараж, бородатый закрыл ворота. Я почувствовал, что где-то прокололся в своих рассуждениях, и тут Сеня ткнул меня в бок и зашипел:

— Эй, у них там проход открытый!

— Что? – подскочил я.

— Всё! Перешёл… — махнул рукой мой юный напарник.

— А что ты раньше молчал, чудило ушастое?

— Раньше я его не чувствовал, я чёт вообще сегодня странно всё это ощущаю…

— Обидно…

Сказать, что я расстроился – это сильно преуменьшить. В каких теперь неведомых мирах искать Коллекционера с его странной компанией? Однако бородатый практически сразу вышел снова. Постоял, оглядываясь, достал телефон, долго и безуспешно пытался куда-то дозвониться, перетаптывался, нервничал, потом опять ушёл. Через некоторое время выкатил из гаража старый УАЗ с мягким верхом и сел в него. Посидел, вылез, притащил две канистры бензина, одну залил в бак, вторую кинул в багажник. Ещё пару раз пытался дозвониться – безуспешно.

— Может того… Возьмём его и расспросим, как следует? – спросил тихо Сеня. — Я тут уже все мослы отлежал!

— Это потому, что ты дрищ костлявый, — назидательно ответил я. — Нарастил бы мясо – было бы лежать мягче…

— Так чо, берём его? – не унимался Сеня. — Зуб даю, он проводник-гаражист! Ты глянь, на каком трухле ездит!

— Погоди, — ответил я, — он явно кого-то ждёт.

И действительно, вскоре подъехал тюнингованный во внедорожный обвес «Дефендер», за которым тащился груженый прицеп. Вёл его смутно знакомый тип, где-то я его видел… Кроме него там женщина и двое мелких детей. Бородатый отправил их в проход, даже не закрыв ворота гаража. «Я за женой и сразу обратно» — вот главное, что я вынес из их разговора. Похоже, эта компания, как и мы, готовится покинуть срез. Разумно. Я бы им помахал вслед платочком, но у них Коллекционер. «У них» или «с ними»? А, неважно, впрочем. Он мне нужен. Я уже совсем было собрался брать этого бородатого за жабры и выяснять, куда он моего Коллекционера дел, но тут телефон тихо тренькнул и коротко провибрировал — пришло СМС. Я удивился – смс-ки мне присылает только банк при снятии денег, но тут, вроде, повода не было. На маленьком экранчике высветилось: «датчик_1».

— Сеня, ко мне, кажется, пришли гости… — сказал я напарнику. Скрытая gsm-сигнализация в квартире сработала на моей памяти первый раз. Дверь у меня доброго слова не заслуживает, но и желающих меня обокрасть до сих пор тоже не находилось – нет у меня там ничего ценного. Не имею привычки хранить дома.

Телефон снова отсигналил: «датчик_2». Ага, кто-то вошел из прихожей в комнату. Это датчик объёма, он там в углу у потолка спрятан.

— Метнёмся, посмотрим, кто это там такой смелый? – заинтересовался Сеня.

— Да там же нет ни черта, — засомневался я. — Может, хрен с ними? А этот уедет…

— Да он же сказал, что вернётся, а мы мухой! Тут же рядом!

«Датчик_3» — а вот это уже совсем интересно. Этот у меня в тайничке стоит. Туда случайный домушник не залезет, я его сам делал. Это надо либо знать, либо очень хорошо уметь искать. Там ничего нет, я вчера всё выгреб, но не посмотреть, кто же такой настойчивый и информированный ко мне пришёл, было бы обидно.

— Ладно, оба их прохода мы вычислили, никуда они теперь от нас не денутся,— решился я. — Давай, и правда, съездим. Но аккуратно, без гусарства.

— Говно вопрос! – обрадовался Сеня. — Туда и обратно, чисто позырить!

Молодой он ещё, терпелку не отрастил, всё бы ему мчаться…

Бородатый тем временем завёл свою антикварную керосинку и укатил, так что мы спокойно выехали и прокатились ко мне – благо тут действительно рядом, да и дороги непривычно пусты. Над городом летали военные вертолеты, иногда откуда-то издалека раздавалось приглушенное «дум-дум-дум-дум» какого-то крупняка и короткие «тыдыдыдыщ» автоматных очередей. А так – почти нормально всё, да. Вон – магазины работают. Некоторые. Или… Нет, похоже, это не покупатели так бодро снуют с коробками у компьютерного салона. А вон там кого-то бьют у банкомата, разлетаются по асфальту купюры… Интересно, куда сорвалась вся полиция? Странное что-то происходит в городе, честное слово.

Во двор заезжать не стал, остановился в соседнем. Вошёл в проходной подъезд дома напротив, поднялся на лестничную площадку второго этажа, обеспечив себе прекрасный обзор на свой подъезд и окна. Рискованно, кстати – серьёзные люди посадили бы тут снайпера. Но вряд ли я интересен настолько серьёзным людям. Хотя…

У подъезда, перегородив проезд, стоят простые чёрные микроавтобусы. С простыми номерами ФСБ. Рядом – чёрный же внедорожник с зелёной полосой. Возле него ошивается какой-то пухлый и мутный тип в штатском — с брылястым сытым лицом кабинетного начальства и триколорным значком на лацкане серого пиджака. Ему что-то докладывает «космонавт» в полной сбруе спецназа. Рыцарь тактического образа неохотно оправдывается, пиджак орёт так, что я, осторожно приоткрыв окно, его даже расслышал:

— …Да не ебёт меня! Понятно? Не-е-бёт! Задача была – найти и доставить! И что я теперь доложу?

Мне тоже было интересно, что он доложит, а главное – кому, но тут из подъезда два спецназера без всякого пиетета вытащили того самого соседа с третьего. Он орал и упирался, к синяку во весь подбородок добавился опухший в сливу нос и многообещающие тени вокруг глаз. К вечеру будет вылитая панда. Командир спецназа что-то у него спросил, тот, было, его, судя по мимике, распослал, но после вразумляющего подзатыльника передумал. Да, не задался у мужика день. Интересно, что у него в гороскопе на сегодня? «Юпитер входит в Марса, велика вероятность огрести пиздюлей…» Сосед что-то сказал командиру, и тот рысцой подбежал к пиджаку. Что он говорил, я не расслышал, но брылястый не подвёл, заорал как надо:

— Так объявите эту сраную «Ниву» в розыск! План-перехват или какую хуету вы там проводите?

Космонавт ему ответил что-то отрицательное, но пиджак не унимался:

— Да не ебёт меня! Как хотите, так и ищите! Кого хотите – того и снимайте! С любых операций! Иначе нас тоже снимут, да так, что назад не поднимешься!

Я прямо проникся своей важностью – ишь ты, с любых, значит, операций! Нет для спецслужб никого важнее меня! Но пиджак меня сразу обломал:

— Это, может быть, последний проводник в городе!

Я покосился на Сеню – теперь он приосанился, почувствовав свою крутизну. Но желания послужить Родине не проявил, засранец, наоборот:

— Слышь, дядь Вить, пора нам валить отсюда…

Надо же! Не «Македонец», а «дядь Вить» — вспомнил, как припёрло. Валить-то оно, конечно, пора, но только что мы остались без машины. На сегодняшних пустых улицах светлая «Нива» будет слишком заметна. Нарвёшься вот так, ненароком – и что? Перестрелки устраивать? Не знаю, что им от нас надо и знать не хочу. Хотя догадаться, в общем, не сложно – на что нужен проводник, когда мир накрывается? Чтобы кто-то, считающий, что он лучше других, из него свалил. А брылястый пиджак и иже с ним, небось, надеются, что их прихватят за компанию. Хотя как по мне – вряд ли. Если бы они и нашли Сеню, то он таких толстожопых может одного провести, ну двух. Трёх при самом последнем раскладе, и то потом отлёживаться долго будет. Тот подвиг, с пятью, он вряд ли повторит. И что тогда? Как в этом случае места в последней шлюпке делить будут? Не хотел бы я при этой дележке присутствовать…

Где-то вдалеке с хрипением просрались динамики уличной трансляции и что-то неразборчиво забормотал суровый военный голос:

— Внимание … ГО ЧС ….

Расстояние и причудливая акустика квартала не давали разобрать сообщение, угадывались только отдельные слова:

— Граждане! … на местах и спокойствие! … под контролем … воздержаться … покидать пределы … улицы и трассы … военной техники… Оставайтесь дома …

Ага, вот сейчас всё брошу и останусь.

Спецназ погрузился в микроавтобус, и караван отбыл, оставив соседа считать синяки. Мы с Сеней вышли из подъезда и потрусили в Гаражища на своих двоих – «Ниву» теперь лучше не трогать, а другой машины взять негде. Пешком путь оказался заметно дольше, и мы опоздали – сначала мимо нас пронёсся, выпучив глаза, бородатый на УАЗике, за ним, чуть погодя, – знакомые фсб-шные микроавтобусы и внедорожник с надписью белым по зелёной полосе: «ФСБ России».

— Весело у них тут… — растерянно сказал Сеня, начавший осознавать, что быть проводником становится неприкольно. — Как ты думаешь, догонят?

— Эти догонят, — подтвердил я, — им очень надо. Пойдём, глянем, что они там оставили?

Возле покинутого бородатым гаража стоял лифтованный «Патриот», а его водитель злобно пинал закрытые ворота. Я воспрял духом – этого типа я знал.

— Здравствуй, Пётр, — сказал я, подойдя сзади. Увлечённо матерящийся крепкий лысоватый мужик за сорок резво повернулся, рука его дернулась под куртку и застыла на полпути – узнал.

— Македонец? – пробормотал он испуганно. – Ты… это… я не при чём! Это не я!

— Вижу, вспомнил меня, Петя? – я даже не стал доставать пистолеты. Иногда репутация работает не хуже.

— А я чё? – он на всякий случай сразу поднял руки. — Я просто водила! Я вообще не при делах, баранку кручу… Это всё он, Андрей!

— И где же он, твой Андрей?

— Слышь, вот веришь – не знаю!

— Не верю, Пётр. Понимаешь, и рад бы поверить – но никак… — Я шагнул вперёд, и он, нервно отпрыгнув, врезался спиной в гаражные ворота.

— Эй, эй! Не надо, Македонец! Я всё расскажу! Я, правда, ни при чём, я её пальцем ни разу не тронул!

Мне непереносимо захотелось влепить ему пулю в лоб и посмотреть, как погаснут эти бегающие от страха глазки. Наверное, это как-то отразилось на лице, потому что Пётр заскрёб ботинками по песку, пытаясь пройти спиной сквозь ворота, а Сеня положил мне руку на плечо.

— Не надо, Македонец, давай его послушаем сначала.

— Спасибо, Сень, — меня слегка отпустило. — Ты прав.

Надо же, дошло до меня вдруг, Сеня меня осаживает, а не я его! Действительно, видать, последние дни настают.

— Так, Петя… — сказал я задумчиво, — что же нам с тобой делать? Есть у тебя, где присесть, поговорить? А то как бы не вернулись те, кто отсюда так быстро уехал… Кстати, как это ты с ними связался?

Я брякнул почти наугад, но, очевидно, угадал – Петр задёргался ещё сильнее.

— Я не мог отказаться! – заблажил он. — Они обещали меня отсюда забрать…

— И ты им поверил? – удивился я.

— Не особо, — признался Пётр. — Но деваться-то некуда – они всё знали, и про меня, и про Андрея, и про тебя, и про других… Тоже трясли — где Андрей? А я, правда, не в курсе, его вот эти ребята, которых гараж, забрали. Ну, я их и вломил – напросился на встречу и место сдал… А что делать-то было?..

— Всё с тобой ясно, — поморщился я. — Поехали отсюда куда-нибудь. Есть ещё место, которое ты ни никому не сдал?

— Есть, — торопливо закивал Пётр, — у нас есть база в промзоне, там наш главный грузовой проход. Был бы я проводник…

— Поехали, — решился я, — там и расскажешь.